Субсидиарная ответственность главного бухгалтера

Создано: ср, 02/20/2019 - 13:13
Author: root
Субсидиарная ответственность главного бухгалтера

В 2017 году внесены изменения в Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве). Федеральным законом от 29.07.2017 года N 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрено расширение круга лиц, которые могут быть привлечены к субсидиарной ответственности. К таким лицам отнесены не только руководитель, учредитель, но и главный бухгалтер, иной сотрудник или лицо, которые внесли весомый вклад в управление организацией.

Главный бухгалтер является одной из ключевых должностей организации, отвечающей за её финансовую сторону деятельности. В силу положения ч. 3 ст. 7 Федерального закона от 06.12.2011 года № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» именно на главном бухгалтере лежит обязанность по ведению и хранению документов бухгалтерского учета.

Не удивительно, что у законодателя возникла «мысль» взыскивать в период банкротства организации в субсидиарном порядке налоговые платежи и (или) иную кредиторскую задолженность организации с главных бухгалтеров. Ведь зачастую обанкротившимися предприятиями руководят «номинальные» лица, тогда как должность главного бухгалтера в большинстве случаев занимает платежеспособное лицо.

Субсидиарная ответственность главного бухгалтера применяется в процедурах банкротства при недостаточности имущества организации. Бухгалтер может быть привлечён солидарно к субсидиарной ответственности вместе с руководителем, участниками общества.  В силу чего институт субсидиарной ответственности является составной частью института банкротства.

Основанием для привлечения главного бухгалтера к субсидиарной ответственности является то обстоятельство, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие его действий и (или) бездействия, а требования превышают пятьдесят процентов общего размера требований кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, включенных в реестр требований кредиторов.

Особое внимание необходимо обратить и на процедуру рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве. Ранее не редки были случаи неявки указанных лиц на судебное заседание, непредставление ими каких-либо пояснений по делу. Сейчас в соответствии с п. 4 ст. 61.16 Закона о банкротстве указанные действия могут повлечь за собой возложения на лицо, привлекаемого к субсидиарной ответственности, бремени доказывания отсутствия основания для привлечения к субсидиарной ответственности. Дополнительным основанием для стимулирования активного участия в процессе предполагаемого контролируемого лица является возможности применения обеспечительных мер в отношении имущества этого лица.

Согласно п. 2 ст. 61.17 Закона о банкротстве в течение 5 дней с момента вынесения акта о доказанности наличия оснований для привлечения к субсидиарной ответственности контролирующего должника лица конкурсный управляющий сообщает кредиторам о праве выбора способа распоряжения требованием о привлечении к субсидиарной ответственности.  В течение 10 дней с момента направления сообщения каждый кредитор, в интересах которого лицо привлекалось к субсидиарной ответственности, вправе направить конкурсному управляющему заявление о выборе одного из следующих способов распоряжения:

 1) взыскание задолженности по этому требованию в рамках процедуры, применяемой в деле о банкротстве;

2) продажа этого требования по правилам пункта 2 статьи 140 Закона о банкротстве;

3) уступка кредитору части этого требования в размере требования кредитора.

По истечении 20 рабочих дней со дня направления сообщения конкурсный управляющий составляет отчёт и направляет в арбитражный суд сведения о результатах выбора кредиторами способа распоряжения правом требования. Если от кредитора не поступит заявление о выбранном способе распоряжением требования, то считается, что он выбрал второй способ распоряжения. Информация о привлечении лица к субсидиарной ответственности вносится в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве (ст. 61.22 Закона).

Банкротство юридического лица происходит по множеству причин. Основной является нехватка средств для расчетов с кредиторами.  В связи с этим налоговые органы и иные кредиторы ищут возможности применения субсидиарной ответственности к лицам, которые осуществляли руководство предприятием или оказывали влияние на его деятельность. Раньше к лицами, к которым могла бы быть применена субсидиарная ответственность, относились фактически только руководитель или учредители. В настоящее время к таким лицам относятся практически все ключевые должности организации, в том числе: и главный бухгалтер, а также иные лица, ключевым образом влияющие на её деятельность.

Размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества должника.

Включение в круг лиц, которые подлежат субсидиарной ответственности, главного бухгалтера «подстегивает» налоговые органы (иных кредиторов) активнее применять механизмы субсидиарного взыскания. Попытки налоговых органов в судебном порядке признать главного бухгалтера лицом, подлежащим субсидиарной ответственности, будут осуществляться чаще, так как налоговые органы нацелены не только на начисление налоговых платежей, но и главное - на их взыскание.  Это стимулирует их пользоваться всем спектром  полномочий, предоставленных законом.

За рамками банкротства привлечение к субсидиарной ответственности фактически является иском о возмещении убытков по правилам ст. 15 ГК РФ, так как в этом случае банкротства как такового нет. Остается открытым вопрос, каким образом будет истцом доказываться виновность руководящих лиц должника, насколько будут учитываться критерии виновности контролирующего лица в рамках указанного процесса вне процедуры банкротства, кто будет финансировать проведение процедуры финансового анализа бухгалтерской отчетности должника.

В рамках дела № А64-2101/2016 6 в Арбитражный суд Тамбовской области поступило заявление ФНС России о признании общества с ограниченной ответственностью «Строй-Континент» несостоятельным (банкротом). Производство по делу было прекращено 12.05.2016 года в связи с отсутствием финансирования процедуры. Как представляется, по новым правилам уполномоченный орган в лице ФНС России теперь может подать исковое заявление в тот же Арбитражный суд о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника по правилам ст. 15 ГК РФ.

Обязательное условие для взыскания ущерба по статье 1064 ГК РФ - вина ответчика в его причинении. До 2017 года суды считали, что вину доказывает только обвинительное заключение по уголовному делу -  иначе неясна роль конкретных физических лиц в неуплате налогов компанией. Но в конце 2016 года Верховный суд РФ истолковал условие о вине иначе (Определение Верховного суда РФ от 22.11.16 года № 58-КГПР16-22). Согласно новой позиции, даже если в рамках уголовного дела суд по причине истечения срока давности не вынес обвинительный приговор или человека освободили от наказания по нереабилитирующим основаниям, налоговики все равно вправе предъявить ему гражданский иск о взыскании неуплаченных компанией налогов. И такое требование должно быть удовлетворено. Вероятно, в этом случае суд первой инстанции должен самостоятельно рассмотреть вопрос о виновности ответчика. В некоторых случаях вопрос о привлечении рассматривается на стадии возбуждения уголовного дела, вопрос о вине контролируемого лица определяется судом (Апелляционные определения Московского городского суда от 14.09.15 года № 33–31420/2015, Верховного суда Республики Коми от 16.07.15 года № 33–3454/2015, Московского областного суда от 01.07.15 № 33–15661/2015).

Указанную судебную практику необходимо учитывать и с учётом нововведений в Законе о банкротстве.

Исковое заявление о привлечении к субсидиарной ответственности по п.2 ст. 10 Закона о банкротстве теперь может быть подано в течение трех лет с момента, когда заявитель узнал или должен был узнать о наличии у него оснований, но не позднее трех лет с момента признания должника банкротом. Этот срок может быть восстановлен судом при наличии уважительных причин. Ранее этот срок составлял один год.

Заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве, может быть подано также не позднее трех лет со дня завершения конкурсного производства в случае, если лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующего основания для привлечения к субсидиарной ответственности после завершения конкурсного производства и если аналогичное требование по тем же основаниям и к тем же лицам не было предъявлено и рассмотрено в деле о банкротстве. В случае пропуска этого срока по уважительной причине он может быть также восстановлен судом. При этом, какие-либо особенности в данном случае учитывать не нужно.

Уточним понятие «субсидиарная ответственность». Субсидиарной ответственностью в рассматриваемом случае признаётся ответственность физических лиц по долгам организации в случае недостатка ее имущества. При этом между контролирующими лицами организации, в том числе: главным бухгалтером, ответственность распределяется солидарно. Это означает возможность кредитора обратиться за полным взысканием к любому такому лицо по своему выбору при наличии исполнительного листа о привлечении к субсидиарной ответственности определённого круга лиц по задолженности юридического лица, а у должника (в лице, например, главного бухгалтера) возникнет обязанность полностью ее оплатить.  В дальнейшем в нашем случае главный бухгалтер вправе взыскивать эту задолженность с иных лиц, определённых в исполнительном листе, в регрессном порядке.

Одним из основополагающих документов по рассматриваемому вопросу является Постановление Конституционного Суда РФ от 08.12.2017 года № 39-П «По делу о проверке конституционности положений статей 15, 1064 и 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации и части первой статьи 54 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Г.Г. Ахмадеевой, С.И. Лысяка и А.Н. Сергеева».

Согласно названному Постановлению в 2017 году Конституционный Суд РФ рассмотрел обращение по вопросу соответствия Конституции РФ норм Закона о банкротстве, предусматривающих привлечение главного бухгалтера организации к субсидиарной ответственности. В этом деле организация, пользовалась услугами главного бухгалтера, была привлечена налоговым органом к налоговой ответственности за неправомерное применение специального налогового режима, обществу были начислены налоги, штрафные санкции и пени. Судебные инстанции признали позицию налогового органа правомерной, в том числе: по взысканию с главного бухгалтера неоплаченных сумм налоговых платежей. В рассматриваемом деле руководитель возлагал вину на бухгалтера, утверждая, что не был осведомлен о том, что организация применяет неправильный налоговый режим. Бухгалтер не смог предоставить доказательства, что согласовал этот вопрос с руководителем (его ссылка на устное согласие не была принята судебными органами). Бухгалтер в рамках уголовного дела обратился в суд с просьбой об амнистии, то есть фактически признал свою вину, после чего Инспекция обратилась с имущественным иском к нему по налоговым платежам организации.

Конституционный Суд РФ указал, что применение субсидиарной ответственности возможно в случае недостаточности имущества самого общества. При этом отметил, что субъектом налоговой ответственности является налогоплательщик, то есть организация, которая не оплачивала налоги.   Вместе с тем организация приобретает свои гражданские права и обязанности через должностных лиц и ее органы. Правосубъектность организации выражается в действиях руководителя, учредителя, работников (например, главного бухгалтера), иных лиц, из-за которых возникает гражданско-правовая ответственность по возмещению убытков бюджету. На основании этого, по мнению Конституционного Суда РФ, нормы, предусматривающие привлечение к субсидиарной ответственности главного бухгалтера организации, не противоречат Конституции РФ и их применение возможно, но только в исключительных случаях.

Основанием привлечения к субсидиарной ответственности являются общие положения ГК РФ об ответственности за причинение вреда. Как указано в части 2 статьи 1064 ГК РФ лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Механизм привлечения бухгалтера к субсидиарной ответственности предусмотрен Законом о банкротстве. В названном законодательном акте введено положение, определяющее статус лиц, которые могут ответить по долгам общества в случае отсутствия у него имущества. Законодателем определен термин для этих лиц: «контролирующее должника лицо».

Чтобы понимать, кто относится к этим лицам, приведем нормы Закона о банкротстве (ст. 61.10 Закона о банкротстве):

«Под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий».

Согласно названному определению к субсидиарной ответственности может быть привлечено любое лицо, которое участвовало в руководстве компании, давало обязательные для исполнения поручения или иным образом определяло его действия (например, главный бухгалтер) и довело (участвовало в этом процессе) компанию до банкротства.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в пункте 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 года № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», по общему правилу необходимым условием отнесения лица к числу контролирующих должника лиц является наличие у него фактической возможности давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия.

Фактически законодательные нормы построены так, что признание фактического контроля физическим лицом может быть признано без наличия юридических признаков аффилированности.  В этом случае необходимо оценивать фактическую вовлеченность лица в управление компанией, степень этого влияния, установить, как контролирующее лицо влияло на заключение сделок, которые стали причиной банкротства. Ведь если налоговому органу не удастся доказать, что главный бухгалтер мог повлиять на заключение таких сделок, то его вина не будет доказана.

 Проанализируем, как суды рассматривали дела о привлечении главного бухгалтера к субсидиарной ответственности до принятия изменений в Закон о банкротстве.

В деле № А40-161647/2015 Арбитражный суд города Москвы указывает: «Лицо не может быть признано контролирующим должника только на том основании, что оно состояло в отношениях родства или свойства с членами органов должника, либо ему были переданы полномочия на совершение от имени должника отдельных ординарных сделок, в том числе в рамках обычной хозяйственной деятельности, либо оно замещало должности главного бухгалтера, финансового директора должника». Из этого положения видно, что согласно мнению суда лицо, замещающее должность главного бухгалтера, не ставится по умолчанию одним из контролирующих лиц, степень такого влияния устанавливается в каждом конкретном случае, а вот в случае доказанности вины главного бухгалтера он может быть привлечен к субсидиарной ответственности.

В другом деле №А40-133945/2010 для Арбитражного суда города Москвы констатация факта должностного положения главного бухгалтера, где должность главного бухгалтера совмещалась с должностью члена правления Банка, оказалась достаточной для признания такого лица контролирующим должника и применением к нему последствий в виде обращения взыскания на его имущество.

В деле № А41-69115/2014 Арбитражный суд города Москвы указал, что привлечение главного бухгалтера к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в рамках процедуры конкурсного производства Законом о банкротстве не предусмотрено. Таким образом, суд исключил вообще возможность привлечения главного бухгалтера к субсидиарной ответственности при банкротстве и отметил, что для такого привлечения отсутствуют законодательные положения.

Исходя из анализа судебной практики можно сделать вывод, что судебная практика была противоречивой, но суды до принятия изменений в законодательство о банкротстве также высказывали мнение о возможности расширения круга лиц, подлежащих субсидиарной ответственности, включения в них главного бухгалтера.

Необходимо отметить, что размер субсидиарной ответственности главного бухгалтера может быть уменьшен, если им будет доказано, что размер вреда, причиненного имущественным правам кредиторов по вине этого лица, существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению за счет этого контролирующего должника лица.

С внесением изменений в законодательство о банкротстве привлечение к субсидиарной ответственности связано с определенными условиями: если налоговые органы докажут вину бухгалтера, причинно-следственную связь между банкротством предприятия и действиями бухгалтера, взыскание задолженности организации невозможно за счёт имущества организации.

Задача главного бухгалтера состоит в том, чтобы доказать свою невиновность. Можно говорить, таким образом, о его, в некотором смысле, презумпции виновности, а также о том, что только своими активными действиями руководящий работник организации может доказать, что его действия не привели к банкротству. Обоснованность привлечения главного бухгалтера к субсидиарной ответственности в каждом конкретном деле будет рассматривать суд, но уже сейчас понятно, что ключевым фактором привлечения являются должностные обязанности главного бухгалтера, определённые в его должностной инструкции, трудовом договоре, юридические и (или) фактические действия, совершённые и доказанные в качестве противоправных в отношении этого лица.

Попова Оксана Сергеевна

Генеральный директор юридической фирмы ООО «Легикон-Право», судебный юрист, налоговый консультант, аттестованный преподаватель ИПБ России, преподаватель Института Антикризисного управления

http://www.legicon.ru/

Комментарии